17 / Июнь / 2021 : 21-56

Женевский разворот на Север


Саммит лидеров России и США, состоявшийся на женевской вилле Ла Гранж 16 июня, судя по пресс-конференции Владимира Путина, завершился более успешно, чем это предсказывалось как российскими, так и американскими экспертами. Во всяком случае теми из них, кто уже привык к нынешнему состоянию конфронтации между двумя державами и в целом чувствует себя комфортно в этих условиях.
Разумеется, и российский, и американский президенты не пересмотрели своих взглядов и не отступили от своих позиций ни по одному из вопросов. Никто, видимо, не пошел ни на какие уступки. Несогласие так и осталось несогласием. Однако, возможно, стороны научились этим несогласием управлять.

Как выглядит сегодня это управление несогласием?

Если судить по пресс-конференции российского лидера, выглядит оно следующим образом: темы, по которым у США и России намечается некое взаимопонимание, разворачиваются и обсуждаются подробно и обстоятельно, по темам, в которых разногласие остается непреодолимым, устанавливаются так называемые «красные линии», и они либо молчаливо, либо открыто уважаются обеими сторонами. Российские «красные линии» были обозначены заранее еще в телеинтервью Владимира Путина корреспонденту NBC: Украина должна остаться вне НАТО, Белоруссия – вне контроля со стороны Запада, российская оппозиция – без поддержки из-за рубежа. Американцы, вероятно, выдвинули свои «красные линии», в частности, по вопросам кибербезопасности.
Очевидно, что у Путина и Байдена возник некоторый общий интерес к взаимодействию, что вытекает, в частности, из подтвержденной обеими сторонами готовности создать каналы сотрудничества по линии дипломатических и силовых ведомств для разрешения спорных проблем. Подтверждением этой готовности является ожидаемое возобновление полноценной работы дипломатических ведомств и начало переговорного процесса по обмену заключенными.

Что говорит об успехе переговоров?

Помимо слов уважения каждого из лидеров в отношении друг друга, помимо одного совместного заявления по стратегической стабильности, нужно отметить один важный пункт, который обозначился во время встречи и которому было уделено, по словам президента России, значительное внимание. Речь идет о сотрудничестве России и США в Арктике.
Проблема тут в том, что Арктика – это как раз то потенциальное поле сотрудничества России и Евро-Атлантики в целом, которое до сих пор не было в значительной мере актуализировано в международной политике. Россия является одним из восьми приарктических государств, которые имеют выход к Полярному кругу и по этой причине являются членами Арктического совета. Россия в настоящий момент председательствует в этой организации, и из всех арктических государств она имеет большую часть арктического шельфа. Россия, согласно Морской конвенции, контролирует Северный морской путь, подобно тому, как другое крупное приарктическое государство – Канада – контролирует Северо-западный проход. Проблема здесь в том, что главным оппонентом нынешней системы управления Арктикой является Китай, объявивший себя в 2018 г. «приарктическим» государством.
Ни один из членов Арктического совета, включая Россию, не признает в настоящий момент арктических амбиций Китая и не поддерживает его стремления нивелировать географический фактор в арктической политике. То обстоятельство, что Владимир Путин на своей пресс-конференции уделил такое значительное внимание арктической теме и то, что этой тема стол подробно обсуждалась на в расширенном формате саммита – вне всякого сомнения свидетельство наличия прагматической заинтересованности обеих сторон в налаживании сотрудничества.
До этого времени позиция США в отношении Арктики последовательностью не отличалась. На саммите Арктического совета в мае 2019 г. в финском городе Рованиеми тогдашний госсекретарь Майк Помпео подверг резкой критике как претензии Китая добиться «арктического» статуса, так и желание России и Канады сохранить суверенитет над своими полярными морскими маршрутами. Вдобавок ко всему в тот же год президент США Дональд Трамп хотел одним резким движением разрушить существующий баланс сил в Арктике, выкупив у Дании отчаянно рвущуюся к независимости Гренландию.
Владимир Путин отметил, что Россия и США являются государствами Севера и их разделяет один Берингов пролив – и это, безусловно, очень значимое обстоятельство. Тем самым Путин подчеркнул, что арктическая конфликтная система, в которой интересы России и Китая не совпадают, сейчас имеет определенный приоритет над системой восточно-европейской, в которой как раз не совпадают (и долго еще не будут совпадать) позиции России и Евро-Атлантики в целом.
Но Арктику на саммите обсуждали подробно, а Украину, которая находится в центре восточно-европейского конфликта, упомянули мимоходом, причем в данном случае именно американский президент был вынужден произнести магические слова «Минские соглашения». Иными словами, чуть-чуть отодвинуться от позиции киевских властей, добивающихся пересмотра этих самых соглашений и рассчитывающих, разумеется, на содействие США в этом вопросе.

К чему это приведет?

Если тренд на деэскалацию и сотрудничество сохранится и не будет торпедирован силами, которые в России называют «русофобскими», это может означать следующее. Россия может обрести некоторую ограниченную свободу маневра в условиях разворачивающегося конфликта США и Китая, который и в самом деле рискует превратиться в Холодную войну XXI века. Откровенно говоря, все экономические и геополитические успехи Китая в XX столетии были обусловлены ровно тем обстоятельством, что эта страна отказалась быть партнером СССР в противостоянии западному блоку и фактически вступила с ним в стратегическое партнерство, которое потом принесло и свои экономические дивиденды. Россия, конечно, не должна выбирать тот же путь отступничества. Однако и превращаться в сателлита Китая у нее тоже нет ни малейших оснований.
Манипулируя различными конфликтными системами, Россия обретает возможность вести полноценный стратегический диалог с каждым из двух полюсов нынешней глобальной системы, в иных случаях предотвращая вероятный конфликт между ними. В этом смысле разворот на Север сегодня был бы выгоден России, поскольку здесь на ее стороне играет сама природа и в том числе перемены в климате, резко повышающие судоходность Северного морского пути. Будем надеяться, что этот «разворот на Север» окажется долгосрочным и устойчивым, и конфликтная украинская повестка его не переломит.
Просмотрено 354раз
Последние новости